Петербургские архитекторы Н. В. Васильев и А. Ф. БубырьИмена петербургских архитекторов Н. В. Васильева и А. Ф. Бубыря редко упоминаются в литературе, посвященной истории русской архитектуры эпохи капитализма. Полным молчанием обходила их творчество и современная им критика.

Между тем творчество Н. В. Васильева и А. Ф. Бубыря можно оценить как своеобразную и весьма любопытную страницу истории русской архитектуры начала XX века. Имена Васильева и Бубыря побуждает поставить рядом не только близость творческих устремлений обоих архитекторов, но и то обстоятельство, что многие работы, имевшие для них принципиальное значение, были выполнены ими совместно.

Николай Васильевич Васильев родился 26 ноября (по старому стилю) 1875 года в деревне Погорелки Ярославской губернии. В 1896-1901 годах он учился в Петербургском институте гражданских инженеров, получив при выпуске серебряную медаль.

Затем он продолжил свое образование в Академии художеств, которую закончил в 1904 году, находясь в мастерской Л. Н. Бенуа.

С 1906 года Васильев состоял на службе в Канцелярии по учреждениям императрицы Марии (КУИМ).

Алексей Федорович Бубырь родился 16 марта 1876 года в селе Алексеевне Екатеринославской губернии.

В течение 1897-1902 гг. он был студентом Института гражданских инженеров, после окончания которого также поступил на службу в КУИМ.

Приступив к самостоятельному творчеству в годы, когда в русской архитектуре были распространены модерн и ретроспективам, Васильев и Бубырь не примкнули, однако, ни к одному из этих направлений.

Они настойчиво искали свой собственный путь, стремясь достигнуть такого качества архитектурных произведений, которое можно определить термином рациональная декоративность.

Под последней мы понимаем такую декоративную насыщенность арихтектурного образа, которая как бы подчеркивала функциональную сущность композиционных приемов. Из ранних работ Васильева и Бубыря с указанной точки зрения наибольший интерес представляют исполненные Н. В. Васильевым в 1905 году конкурсный проект дома Лихолета в Харькове и проект доходного дома Крутиковой в Петербурге, а также здание школы лютеранского прихода св. Анны, построенное по проекту А. Ф. Бубыря и Л. А. Ильина.

Но в упомянутых работах еще не было той ярко выраженной индивидуальности, которая стала отличать творчество Васильева и Бубыря позднее, когда они начали сотрудничать друг с другом.

Первой их совместной работой, осуществленной в натуре, была постройка в 1907 году дома № 11 на Стремянной ул. в Петербурге.

В этом произведении Васильев и Бубырь продемонстрировали уже зрелую и характерную стилистическую манеру, явившуюся прямым следствием предшествовавших поисков.

Ее особенностями являются романтический характер архитектурного образа, большое внимание к декоративно-пластическим эффектам, достигнутым при помощи сугубо рационального использования функционально необходимых элементов здания (окна, эркеры, балконы, строительные и облицовочные материалы), и, наконец, лаконичность самой декорации, выполненной, как правило, в материале облицовки стен, тесно связанной с тектоникой сооружения. Отмеченные особенности, говорящие о творческом восприятии и переработке аналогичных принципов древнерусского зодчества и, в первую очередь, деревянной архитектуры русского Севера и Карелии, позволяют квалифицировать и рассматриваемую манеру как национально-романтическую.

Этой манере оба архитектора оставались верны в течение длительного времени. Однако она понималась ими не как раз навсегда данная сумма формальных приемов, а постоянно модифицировалась соответственно особенностям конкретного здания.

Наиболее ярко национально-романтическая манера проявилась у Н. В. Васильева. Великолепный рисовальщик и мыслящий архитектор-рационалист, композитор-фантаст и в то же время расчетливый строитель — в таких иногда, казалось бы, противоречивых качествах предстает перед нами образ этого талантливого зодчего.

Основным видом своей практической деятельности Н. В. Васильев избрал конкурсное проектирование, надеясь, очевидно, охранить таким образом свою творческую независимость от диктата заказчиков-буржуа.

Его проекты (по разным публикациям и архивным данным их известно около восьмидесяти) свидетельствуют не только о необыкновенной широте замыслов и уникальной работоспособности Васильева, но и о неизменно высоком качестве конечных результатов.

Подтверждением этому служат отличные отзывы конкурсных жюри, удостоивших первыми и вторыми премиями более тридцати проектов Васильева.

Среди них — проекты сложных архитектурных комплексов (здравницы, курорты, больничные и жилые комплексы), универмагов, учебных заведений, театров, культовых зданий и т. д. Помимо строгого рационализма в конструктивно-функциональной организации, проектные предложения Васильева, как правило, отличаются яркой образной характеристикой, имеют своеобразную эмоциональную окраску. Редкой для начала XX века особенностью работ Васильева следует считать гармоническое единство всех составляющих архитектурного стиля, которое демонстрируют такие проекты мастера, как дом СПБ Купеческой управы (1910), дом 1-го Страхового общества в СПБ (1911 г., совместно с А. И. Дмитриевым), театр Эстонского музыкального общества (1909 г., совместно с А. Ф. Бубырем), гимназия в Екатеринбурге (1909 г., совместно с А. Ф. Бубырем), дом Евангелической женской больницы в СПБ (1913) и другие.

Н. В. Васильеву удалось построить в России сравнительно немного зданий (среди них, кроме упомянутых выше, Новый Пассаж, участие в постройке мечети в Петербурге, жилой дом в Царском Селе, торговые ряды в Екатеринбурге, театр, особняк и завод Лютера в Таллине), но они представляются образцами, весьма полно характеризующими указанные выше аспекты и различные этапы его творчества.

А. Ф. Бубырь в своих самостоятельных работах придерживался несколько более сухой, чем Васильев, манеры, оставаясь, однако, в русле общего с ним творческого метода.

Здания, по-сторенные им в Петербурге (дом № 62 по Загородному пр., № 159 по наб. Фонтанки, № 23 по Ковенскому пер., № 27 по Таврической ул. и др.), отличаются незаурядным обликом и могут служить интересными примерами рационально-декоративного стиля этого архитектора. Большой интерес в том же смысле представляют неосуществленные в натуре его проекты фасада дома Дидерихса на Большом пр. Петроградской стороны и проект завода фирмы Рено на Б. Сампсониевском пр. в Петербурге.

Работы Н. В. Васильева и А. Ф. Бубыря свидетельствуют о том, что им удалось разработать четко осмысленную, устойчивую и вполне самобытную архитектурно-художественную систему. Это было далеко не частым явлением в эпоху эклектики и модерна.

Поэтому изучение наследия Васильева и Бубыря, как и опыта русского национального романтизма вообще, представляется нам важным для воссоздания сложной картины развития русской архитектуры начала XX века во всей ее полноте.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.